Из книги "Шаббат. История, философия, литература"
"Амана" - институт публикаций по вопросам иудаизма для репатриантов

Иегуда Эвен-Шмуэль

ДАР ШАББАТ

День субботний - день примирения: с самим собою, со своим ближним, со всем белым светом. Это день гармонии в сердце человеческом, предвещающий гармонию во всем мире. "Ангелы мира" возвещают приход Шаббат, сопровождают нас в течение всего этого дня, оставляют в сердце томление на протяжении всей недели и пробуждают в глубине жизненных будней надежду на грядущий приход Шаббат. И тот, которому мир представляется движущей силой созидания и его конечной целью, тот, кто постиг тайну мудрого изречения: "Мир - имя Всевышнего", тот, кто посредством любви к миру очистил сердце свое, - лишь тот достоин воспринять Шаббат. Как сказал поэт: "Чистые унаследуют и освятят ее". И - кто знает, не является ли общепринятое приветствие "Шалом!" отзвуком дня примирения, субботнего дня во все остальные дни недели?

Типография Штрих Ру - полиграфия в Москве, стоимость и цена полиграфии - реклама на бирдекелях

Благословен этот день, благословен Господом и людьми. Мы благодарим его с большой любовью, ибо он принес нам благословение и является источником благодати. В этот день сердце источает благословения близкому и далекому. Это день любви, день душевной привязанности к ближнему, ко всему сущему, день, когда человек готов воззвать к каждой травинке: "Родная моя!" Не напрасно молвили каббалисты: "Таинство субботы - той Шаббат, что объединяется с таинством Единого", то есть тайна Шаббат идет рядом с тайной Бога единого, тайной любви, тайной бытия.

Шаббат Священная! - восклицаем мы в этот день на протяжении тысячелетий со священным трепетом, будто только в этот момент нам удалось найти слова, чтобы выразить свое вдохновение и восхищение.

Каковы истоки этого восторга и очарования, переполняющего сердце каждого еврея - от рядового "человека с улицы" до вдохновенного носителя пророческого дара? Поэзия Шаббат не сходит с наших уст со времен Моше Раббэйну. Лучшие наши художественные произведения, более того - величайшие наши достижения на поприще духовном - это гимны и песнопения дня субботнего. В сущности, это дар благодарности "прекраснейшему из дней" за блеск и чистоту, которые он вносит в нашу жизнь.

Возможно, нам удастся приблизиться к пониманию сути этого вопроса, если мы попытаемся понять представления иудаизма о понятии, определяемом как "дар Божий".

* * *

Три дорогих подарка даны человеку Господом: дар творить, дар быть свободным и дар - Шаббат.

Творческий дар - отнюдь не удел избранных, напротив - он дан каждому, кто создан "по образу Божию". Творец мироздания создал нас творцами, заповедал нам творчество. Творческий труд освящает нашу жизнь, а с другой стороны, - всякая работа, если она не направлена во вред и не бессмысленна, является трудом творческим. Человек вкладывает свою душу и разум в неодушевленные, не имеющие формы и смысла материалы, перевоплощает создания природы, вырабатывает планы и направляет их осуществление, ставит перед собою цель и предвидит конечный результат своих действий. Осознанное творение - это и обязанность, и предназначение человека в мире: поднимать всякую работу до уровня деятельности и творчества, добиваться, чтобы каждая работа была как бы моделью первичного созидания. Потому и заповедано нам: "Шесть дней работай и делай дело свое... ибо в шесть дней создал Бог небо и землю...". Следовательно, всякая человеческая деятельность без ощущения чего-то от первичного созидания, без обдуманного творения, какого-то обновления, против воли Творца - не может считаться деятельностью в истинном смысле этого слова. Поэт-псалмопевец, вдохновленный творческой силой человека, восклицает: "...Ты отдал в его (человека) власть создания рук Твоих... Боже, господин наш! Сколь величественно имя Твое на всей земле!" Человек-созидатель утверждает величие Создателя.

Следующим после творчества даром является дар свободы. Господь создал человека свободным, и свобода его безгранична, ему дано право выбора как в мыслях, так и в действиях, и нет в природе силы - ни физической, ни духовной, ни в самом человеке, ни в окружающей среде, - которая заставила бы человека действовать вопреки его воле. Господь устами Моше говорит: "Взгляни - я предложил тебе ныне жизнь и благо, смерть и зло... - избери же жизнь!" Человек сам ответственен за свои поступки и их последствия, ибо сказано: "Из ваших рук пришло это к вам". И все-таки в одном человек не волен: ему не дано поступиться своей свободой, отказаться от нее. Он не имеет права закрепощаться, грех рабства падает на угнетенного, более чем на угнетателя. И так же, как рабство запрещено индивидууму, так оно запретно для общества, народа. "Ибо рабы мои сыны Израилевы" - говорится в Торе, а наши мудрецы разъясняют: "Мои рабы - но не рабы рабов".

Однако трагедия человека в том, что ему оказались не по плечу эти дары. Сначала он теряет свободу, а затем - и радость творчества. Многими нитями, явными и скрытыми, связаны между собою свобода и творчество. Лишь свободный человек в состоянии творить и постигать радость творчества: человек зависимый, угнетаемый даже творческую деятельность превращает в ремесленничество. Да и как может человек работать с душой, если он потерял свободу? В то же время лишь творец -воистину свободен, ибо он вновь открывает себя в творчестве, в каждом мгновении его, и жажда раскрыть и отразить свою личность вынуждает его бережно хранить свободу и независимость творчества.

Помочь человеку хранить эти два дара, а тем, кто - увы! - уже потерял их, дать надежду, что потеря эта временная, что наступит день, когда они снова смогут овладеть этими дарами, - предназначение третьего дара, дара Шаббат. В этот день человек декларирует возвращение к истокам - к свободе и созиданию. В этот день он провозглашает, что есть в этом мире свобода и признает первичность творения. Тот, кто отрицает волю Создателя, отрицает также свободу и творчество, и нет ему ни участия, ни удела в даре субботнем.

Покой, отдых, перерыв во всякой деятельности с приходом этого благодатного дня - все это свидетельствует о свободе волеизъявления и свободе действий, о том, что порабощение и рабство, гнет и угнетенность - лишь преходящие исторические явления, а не явления природные, что в отношении права на свободу все люди равны: "А день седьмой - Шаббат - Богу, Господу твоему. Не делай никакой работы ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни бык твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец твой, что во вратах твоих, чтобы отдохнул раб твой и рабыня твоя, как ты. И помни, что рабом был ты в земле Египетской, и вывел тебя Бог, Господь твой..."Шаббат охраняет свободу и предупреждает рабство. Вся сущность Шаббат, с этой точки зрения, это "память об исходе из Египта".

Однако этот аспект не исчерпывает сути субботнего покоя. Ясно, что покой дается, в первую очередь, трудящемуся. Если работу можно аллегорически представить, как пахоту и сев, то, продолжая аналогию, покой соответствует жатве, сбору урожая. Удовлетворение от работы, когда человек видит, подобно Создателю после шести дней творения, что "все, что Он сделал, - очень хорошо", что труд его был полезным, пополняющим жизненные богатства, - вот истинный покой. Радость творчества сопровождает человека во время работы и обвивает его после ее завершения вместе с заслуженным покоем. Радость эта - священна, и надобно беречь ее, ибо она охраняет веру в Создателя. С этой точки зрения Шаббат - "память о днях миросозидания".

* * *

Шаббат была дарована нашему народу, еще когда он находился в начале своего исторического пути. Весь окружающий мир был погружен в бездну рабства и угнетения, угнетения человека человеком, народа народом, подчинения всего человечества бесчисленным "силам": явлениям природы и волеизъявлениям судьбы, рока, силам смерти, силам примитивного воображения и слепых суеверий. Пришла Шаббат и осветила мир новым светом. Действительно, это было знаком, знамением связи между Израилем и его небесным Отцом. Но сначала казалось - лишь знаком приоритета нашего народа. В действительности ценность Шаббат была в ее мировом значении, в ее универсальности - и так с самого первого мгновения. Сперва к наслаждению Шаббат приобщились пришельцы "что во вратах Иудейских", и уже это дало повод пророку Йешайяу для славословий в духе молитвы царя Соломона (Шломо): "... ибо дом Мой будет наречен домом молитвы для всех народов". И чем дальше, тем больше Шаббат завоевывала все новые позиции в мире, наполняясь по пути все новым содержанием.

Уже во времена Второго Храма Шаббат была посвящена изучению и размышлениям. Эзра ввел еженедельное чтение Торы по субботам, а наши мудрецы дополняли эти чтения своими мудрыми комментариями. Филон Александрийский свидетельствует что по субботам во всех городах были открыты многочисленные синагоги, где проповедники давали уроки мудрости и морали для всех жаждущих услышать слово Божье. А по словам Иосифа Флавия, в городах, где евреи проживали среди нееврейского населения, было очень много иноверцев, которые приходили в синагоги и соблюдали субботу по примеру евреев - словом и делом.

В период составления Мишны и Талмуда мудрецы Израиля фундаментально обосновали исторические и естественные рамки субботнего покоя, разработав запреты, касающиеся основных видов трудовой деятельности, и разрешив все, что делает Шаббат днем блаженства и услады, днем удовольствия от радости жизни и от окружающего мира. Они же наполнили Шаббат духовным содержанием, сосредоточив и направив лучшие умы на разъяснение и углубленное понимание очередной главы Торы, читаемой в Шаббат. Они собирали многолюдные собрания, чтобы обучать Израиль и распространять слово Божье. Они представили народу возвышенное понятие "добавочной души", сопровождающей каждого, соблюдающего Шаббат, души, которую мы обязаны услаждать духовно.

В течение столетий средневековья наши соплеменники в изгнании соблюдали Шаббат как только могли, а зачастую - и превыше своих возможностей. Впрочем, как остроумно заметил Ахад-Гаам, "более чем они охраняли Шаббат, она охраняла их"; охраняла от отчаяния и вырождения, от того, чтобы они не согнулись телом, не упали духом, чтобы не погасла их надежда на избавление.

Вечная, безграничная краса была привнесена в соблюдение Шаббат мудрецами Каббалы (в частности, каббалистами Святой Земли) и пришедшими им вослед последователями хасидизма. Шаббат была увенчана многочисленными венцами, стала "царицею Шаббат", прекрасной невестой, приход которой отмечается молитвами и песнями, а весь день ее пребывания отмечен возвышенными устремлениями. В поэтическом воображении вся неделя превратилась в семисвечник, а Шаббат - в его центральный ствол, от блеска свечи которого сияют и остальные шесть свечей. Шаббат становится благодатным часом, когда все злые начала скрываются и исчезают, временем оценки мировых ценностей, углубления в тайны мироздания, выражения затаенней тоски в форме поэтических, глубоко лиричных гимнов и напевов, медленной, как бы задумчивой пляски...

С падением стен средневекового гетто - сначала в Западной Европе, а затем и в других странах - многие евреи принесли Шаббат в жертву на алтарь так называемой эмансипации. Сперва - вынужденно, а со временем - и добровольно, сперва -тайно, в узком кругу, а потом - все более открыто и широко. Пал последний оплот еврейской автономии. И все-таки подспудная тоска по Шаббат не оставила еврейские души и сыграла немалую роль в устремлениях народа на землю отцов, к своей собственной жизни.

И вот, наконец, мы дожили до того, чтобы лицезреть первые проявления этой новой жизни. Шаббат оделась в новое убранство на Святой Земле, засверкала новым светом и открыла пред нами новые горизонты, являя нам мечту о грядущем -дне, который весь - Шаббат, весь - мир и любовь, весь - творчество, весь - свобода

И наш поэт Хаим-Нахман Бялик - воистину "добавочная душа" нашего поколения - излил на нас от души своей благодать - благословенный институт "Онег Шаббат" (субботнее наслаждение), который является не чем иным, как продолжением многолюдных субботних собраний, восходящих, по традиции, еще к Моше Раббэйну, институт, ставший постоянным в нашей обновляющейся жизни, подымающий дух строителей новой жизни на древней земле.

Несомненно, мы будем достойно хранить "добавочную душу", дарованную нашему народу. В ее свете мы сумеем превратить нашу жизнь в жизнь творческую, наполним эту жизнь любовью к свободе. В ее свете мы углубим нашу любовь к Торе и построим наш мир заново, по заветам пророков, освещавших историю человечества на всем его пути к вечным идеалам.